следите за нами

в соцсетях

Другие проекты

02 декабря 2012
Посмотрим на исток первого письменного упоминания в будущем крупного административно-территориального центра
Все проекты

Пресс-релиз

Барса за хвост не берут, взяв же - не отпускают

"...Человек лежал на старой бараньей шкуре, просунув голову сквозь плохо пришитый полог юрты и уткнувшись лицом в землю.

Сырой весенний ветер, мимоходом кусая обильно вспотевший бритый затылок, игриво трепал измочаленный низ полога, обещая собраться с cилами и совсем ободрать ненужную хозяину старую тряпку. Если ты с утра наполнил живот арзой и, невзирая на мартовскую непогодь, ковыряешь носом землю, тебе не нужен не только полог, но и сама юрта!

В общем-то, ничего особенного в том, что человек валялся в таком вот непотребном виде, не было: похода нет, соседи притихли, за табунами и отарами приглядывать есть кому... А то, что носом в землю, так ведь, как говорится, хозяин - барин!

Несуразица состояла в том, что человека звали Дондук-Омбо и являлся он великим ханом калмыцким, выше которого, по табели о рангах Российской империи, стояло только лицо, облеченное императорским титулом.

В России и Европе хан имел репутацию умного и образованного человека, турки, крымские татары и непокорные народы Северного Кавказа знали его как удачливого полководца и мудрого военачальника, а каждый житель Дикой Степи при упоминании имени Дондук-Омбо торопливо склонял голову и подносил правую руку к сердцу...

Иными словами, не подобало человеку такого ранга валяться на пороге черной юрты, подобно последнему подпаску, который на празднике обожрался из жадности дармовой хозяйской арзой. Нехорошо это было, неправильно. И неправильность эту отчетливо чувствовали все, кто в этот момент удостоился чести соприсутствовать...

Стыдливо потупив взгляды, стояли могучие нукеры гвардейского полка, образующие вокруг юрты повелителя запретную зону радиусом в тридцать саженей, входить в которую имели право только баурши и юртджи. Несколько поодаль мрачно выжидали знатные нойоны и родственники хана, третий день томившиеся в неведении в своих роскошных шатрах, разбитых на берегу Маныча, как и полагается - на расстоянии полета стрелы от ханского куреня...

И никто из присутствующих не смел приблизиться к повелителю, дабы придать ему положение, более приличествующее его высокому сану.

Желание жить было выше норм приличия. Три дня назад хан распорядился: всем, кто без его соизволения попробует войти в тридцатисаженную охранную зону, независимо от сословной принадлежности и заслуг - на месте рубить голову. И это тоже было дико и неправильно: над Великой Степью завис холодный март 1741 года, эпоха варварства и кровавых законов вроде бы канула в Лету...

Хан умирал..."

Единожды побывать в степи - это экзотика. Дважды побывать в степи - это испытание. Трижды побывать в степи - это судьба. Судьба, связавшая человека и степь.

Что может быть прекрасного в выжженой равнине, что простирается во все стороны света до горизонта и несомненно дальше? В палящем без преувеличения солнце, раскалившем (образно, конечно) добела некогда желтый песок? Своя красота суровой природы - это слишком общо. Это правда, но правда обтекаемая, уклончивая, неточная.

Что для меня степь? Одно слово - бесконечность. Физически ощущаемое воплощение бесконечности. Немногое в природе имеет такие способности... Будь ты даже начисто обделен воображением, в степи в полной мере ощущаешь масштабы вселенной. Особенно в густеющих сумерках. Особенно глядя на звезды...

Что еще? Совершенно бездонное небо. Конечно, так бывает не всегда, но мне абсолютно не везло на облака в степи. Только синь или серость. Безусловно, такой небосвод только усиливает ощущение пространства без границ.

Итак, голодная, дикая, выжженная, но несомненно Великая Степь. Добро пожаловать...

© 2011-2017, Международный клуб внедорожного туризма info@itoc.su

При использовании материалов ссылка на сайт itoc.su обязательна.

следите за нами

в соцсетях